АНАЛИТИКА

Валерий Карбалевич

За внешне красивыми пасторальными декорациями скрыты реальные проблемы и противоречия белорусско-российских отношений, которые в последние две недели вырвались наружу и стали предметом публичной дискуссии.

Если судить по официальной риторике, то белорусско-российская интеграция цветет и пахнет. 2 апреля Путин и Лукашенко обменялись пафосными поздравлениями по случаю Дня единения народов двух стран. 6 апреля в Кремле в торжественной обстановке состоялось заседание так называемого Высшего Госсовета Союзного государства. Вроде бы все пучком.

И экономические отношения развиваются неплохо. Согласно оценкам газеты «Наша ніва», объем российских дотаций в 2022 году за счет льготных цен на нефть и газ более чем в три раза превысил уровень 2021 г. и достиг более 15 миллиардов долларов. И оказалось, что российский нефтегазовый грант Беларуси в 2022 году стал рекордным в истории.

Однако за этими внешне красивыми пасторальными декорациями скрыты реальные проблемы и противоречия, которые в последние две недели вырвались наружу и стали предметом публичной дискуссии. За благолепным фасадом скрыто политическое инобытие отношений Беларуси и России.

ПОЛИТИКА

Вадим Можейко про обмен шпионами, конфликт и готовность к компромиссу.

"Динамика беларусско-польских отношений не позволяет надеяться на их принципиальное улучшение".

Широко разошлась информация, что с руководителя непризнанного Союза поляков Беларуси Анжелики Борис сняты все обвинения, она освобождена. Женщине вручено постановление о прекращении уголовного дела «в связи с отсутствием состава преступления», ей пообещали вернуть все вещи, изъятые во время следствия.

МИД Польши отреагировал незамедлительно: он приветствовал снятие обвинений и выразил надежду, что Анжелика Борис сможет в скором времени посетить Польшу.

«Информация о снятии обвинений с председателя Союза поляков Беларуси — первая за долгое время позитивная новость из Минска. Надеемся, что это сигнал изменения отношения властей в Минске к полякам в Беларуси и готовности к конструктивному диалогу по двусторонним вопросам», — говорится в заявлении.

Вдобавок МИД Польши подчеркнул, что выступает за освобождение Анджея Почобута и снятие с него всех обвинений.

Лед тронулся? Напряженность в беларусско-польских отношениях уступает место «конструктивному диалогу»?

Мы поговорили с Вадимом Можейко, координатором беларусской экспертной сети «Наше мнение».

Сацыёлаг Філіп Біканаў — пра тое, ці атрымаецца ва ўладаў «прадаць» грамадству размяшчэнне расейскай ядзернай зброі на тэрыторыі Беларусі.

Заява Уладзіміра Пуціна пра размяшчэнне ядзернай зброі на тэрыторыі Беларусі выклікала бурную рэакцыю з розных бакоў. У сусветнай прэсе пішуць пра тое, што Крэмль «узяў Беларусь у закладнікі» і магчымыя новыя санкцыі. Шэраг аналітыкаў гаворыць пра новы віток ядзернага шантажу, а некаторыя, наадварот, мяркуюць, што гэта стане падарункам Лукашэнку на будучыню.

Кітай пракаментаваў рашэнне Масквы чакана стрымана — маўляў, варта пазбягаць нагнятання абстаноўкі і не дапусціць вайны паміж ядзернымі дзяржавамі. Афіцыйны ж Мінск робіць выгляд, што нічога надзвычайнага не адбываецца.

«Пул Першага», напрыклад, удакладніў, што гаворка пра размяшчэнне ў Беларусі расійскай ядзернай зброі ішла яшчэ ўвосень 2021-га і паўтарыў пра «люстэркавы адказ» на магчымую атаку міфічных ворагаў.

Валерий Карбалевич: О «диверсантах», «террористах» и доблестных силовиках.

Два теракта за месяц – это чересчур. Беларусь превращается в опасное место, которое лучше избегать.

Согласно информации государственных СМИ, в Беларуси обезвредили очередного террориста. И снова иностранца, засланного врагами, чтобы нарушить мирный труд беларусского народа. Не успела Беларусь переварить информационный взрыв вокруг нападения на самолет в Мачулищах украинского диверсанта, как страну накрыла новая «террористическая» волна.

Эти события призваны подтвердить утверждение Лукашенко, что Беларусь – осажденная крепость, вокруг враги, внутри «спящие экстремистские ячейки», которые стремятся устроить теракты, диверсии и пр.

Врач-гинеколог, Станислав Соловей, уехавший из Беларуси в Украину в связи с политическим преследованием, высказал своё мнение о последствиях оттока медиков из страны и какую пользу мы можем получить в будущем от эмигрировавших специалистов.

По данным из открытых источников, он подсчитал, что за 14 месяцев в Беларуси количество врачей уменьшилось на более чем 7000.

— Подсчеты основаны на данных из открытых источников (Белстат, Минздрав), но лично у меня доверия к этим источникам нет. По сути, найдена разница в цифрах, которая позволяет предположить, что отток примерно таких масштабов.

— Как, по-вашему, снижение количества врачей отразится на качестве оказания медицинской помощи беларусов и ее доступности?

— Что касается доступности медицины для граждан: попасть к врачу и получить медицинскую помощь — большая разница. Когда сезон подъема вирусных заболеваний, положено 15 минут приема на пациента у терапевта, а по факту может получиться 5 минут, потому что пациентов пришло намного больше, и если ты их не примешь всех, будет скандал. Это уже снижение качества медицинской помощи.

Белорусское государство после 2020 года живет не по Конституции, а по принципу, сформулированному Лукашенко: «иногда не до законов».


"Общество, где не обеспечена гарантия прав и нет разделения властей, не имеет конституции."

Из «Декларации прав человека и гражданина» Франции 1789 г.

 

Как бы это ни выглядело странным, но в Беларуси 15 марта отметили День Конституции. Лукашенко поздравил граждан с этим замечательным праздником, призвал к укреплению «правового фундамента белорусской государственности».

Даже с формальной точки зрения этот праздник выглядит странно. Он берет свое начало с 1994 года, когда была принята Конституция независимой Беларуси. С тех пор Основной закон дважды подвергался радикальным изменениям – в 1996 и 2022 годах. Тем не менее, 15 марта почему-то по-прежнему считается Днем Конституции, хотя от того варианта 1994 года в этом документе мало что осталось.

Но дело даже не в этих формальностях. Важнее то, что государство после 2020 года живет не по Конституции, а по принципу, сформулированному Лукашенко: «иногда не до законов». Можно констатировать, что правовая система и институты правосудия в Беларуси полностью разрушены. Фактически власти взяли на вооружение концепт, по которому гражданами считаются только те люди, которые поддерживают Лукашенко. Его оппоненты были фактически лишены прав. Законы на них не распространяются. С этими людьми можно делать все, что угодно: арестовывать, избивать, пытать. Этот процесс не только не останавливается, но приобретает все новые масштабы.


Вот хроника политических репрессий только последних дней.

АНАЛИТИКА

Дмитрий Лаевский, юрист, адвокат, которого беларусские власти лишили лицензии — о заочных судах над мертвыми, инициированными Генпрокуратурой.

 

В Генпрокуратуре Беларуси создана рабочая группа по подготовке проекта закона для определения порядка производства по уголовным делам в отношении умерших лиц, причастных к преступлениям против мира и безопасности человечества, военным преступлениям.

 

Сообщается, что после внесения соответствующих изменений в законодательство «станут возможны уголовные процессы в отношении карателей беларусского народа в годы Великой Отечественной войны».

 

— Посмотрим на это с точки зрения нынешнего законодательства Беларуси, — отмечает в интервью Филину юрист Дмитрий Лаевский. — На что стоит обратить внимание в первую очередь? У нас уголовный процесс регулируется Уголовно-процессуальным кодексом. То, как сегодня сформулированы нормы УПК, не позволяет проводить такие процессы над людьми, которых уже нет в живых.

 

Есть 29-я статья в УПК, она устанавливает круг обстоятельств, при которых уголовное дело не может быть возбуждено, а если оно возбуждено, то производство по нему должно прекращаться. Так вот, в числе этих оснований есть такое обстоятельство, как смерть лица, в отношении которого это производство намерены производить. Если перевести на простой язык, то по нынешнему УПК нельзя возбуждать уголовное дело в отношении того, кого нет в живых.

Согласно данным Белстата, больше всего в среднестатистической беларусской семье тратят на еду. Так, доля расходов на питание в одном домашнем хозяйстве составляет 39,7%. На непродовольственные товары уходит 33,7%, на оплату услуг — 24,1%.

Отдать почти половину семейного бюджета за еду — это много или нормально? Обсудил статистику с предпринимателем, бывшим госчиновником Николаем Лысенковым.

— Такие затраты на еду — это очень много, — уверен бизнесмен. — Притом что у нас аграрная страна, колоссальные деньги вкладывают в производство сельхозпродукции и по всем каналам трубят, что мы можем прокормить не только себя, но и еще полмира.

Для сравнения, у наших соседей с не самыми лучшими показателями в Европе — Латвии, Литве, Эстонии — доля расходов на питание — около 20%.

В той самой «загнивающей Америке», как говорят наши пропагандисты, вообще население тратит на еду 6% своих доходов, в Германии — 10%, в Польше — порядка 16%.

Зато в Казахстане эти затраты еще выше — 43%, примерно так же в Пакистане, в Иордании чуть меньше. То есть, мы выглядим хуже Иордании сегодня.

На днях в Беларуси начали выпускать «колбасуп» — это суп быстрого приготовления от Гродненского мясокомбината, который внешне напоминает батон докторской колбасы.

— Представляете, это на фоне того, что украинский борщ вошел в наследие ООН по рецептуре и приготовлению, — комментирует продуктовую новинку экономист Ярослав Романчук в эфире ОУ. – Логично было бы предположить, что если кто-то хочет развить какую-то национальную идею, то делает то, что потом можно коммерциализировать.

Если после нормализаций отношений в Беларусь будут приезжать туристы, могу представить, что они будут пробовать драники, мачанку. Но колбасуп? Я даже в страшном сне не представляю, что турист из Канады или Африки закажет колбасуп.

— Мне этот колбасуп напомнил сухпаек, — добавляет Романчук. — Когда я был в армии, нам тушенка казалась за счастье. То же самое колбасуп — кулинария военного времени.

 

Я бы понял, если бы это была частная компания, которая сделала маркетинговое исследование, установила, что есть спрос среди студентов, работников, пенсионеров — то есть подошла бы к изготовлению продукта с умом.

Но когда мы видим такой подход — колбасуп, потому что кому-то там захотелось освоить деньги инновационного фонда, потому что ему внук из Польши прислал фляки в такой упаковке. Это то ли лень, то ли троллинг.

АНАЛИТИКА

Юрист Михаил Кирилюк — о едва заметной доле оправдательных приговоров в Беларуси.  "Талибы более внимательно смотрят на законы, чем представители беларусской судебной системы".

– В прошлом году беларусские суды оправдали лишь 33 человека (то есть было всего 0,09% оправдательных приговоров). Доля оправдательных приговоров в Беларуси традиционно крайне низкая – в последние годы она не превышала 0,3%. Власти оправдывали это тем, что «сырые» дела, дела против невиновных просто не доходят до суда. Что вы думаете на этот счет?

– Давайте сравним беларусскую статистику по доле оправдательных приговоров со статистикой других стран. Я посмотрел данные по такой демократической и многонаселенной стране как США. В 2018 году обвинительными приговорами там закончились 83% судебных процессов. Оправдательными – 18%. То есть соотношение примерно 1 к 5.

Возьмем Россию, также страну с большим населением, где есть много данных для статистики. Там доля оправдательных приговоров в 2021 году составила 0,28%. Также ничтожно малая величина. Как пишет российская адвокатская газета, эта доля на «катастрофически низком уровне». И все же она в три раза больше, чем соответствующий показатель в Беларуси за прошлый год.