Виталий Рымашевский: В условиях международной изоляции подписание дорожных карт несет угрозу Беларуси.

Такое мнение озвучил сопредседатель оргкомитета партии «Белорусская христианская демократия» Виталий Рымашевский.

«К сожалению, де-факто белорусское государство не является самостоятельным – ни в международной политике, ни в экономической, ни в военной сферах. Более того, в Конституции записана норма о нейтралитете Республики Беларусь – по сути, она не соблюдается. дисбаланс во внешнеэкономических и внешнеполитических отношения, тотальная зависимость от одной страны – Российской Федерации – это прямая угроза суверенитету», — отметил он. (далее…)

От донора стабильности до режима-разбойника.

Как менялась репутация Беларуси последние десять лет. Вспоминаем основные факты и события.

Для части белорусов слова главы МИД Владимира Макея о разгроме гражданского общества в ответ на западные санкции, прозвучавшие как зловещее обещание, стали откровением.

Тем, кто в силу разных причин не слишком пристально следил за событиями в стране последний десяток лет, и правда было немудрено удивиться.

Еще четыре года назад Макей выступал на седьмом Съезде белорусов мира под бело-красно-белой хоругвью с «Пагоняй», (далее…)

Где ахиллесова пята автократий?

Необходимость балансировать между преданностью и профессионализмом госслужащих – сложная дилемма, которую приходится решать авторитарным режимам.

Особенно остро этот вопрос стоит в кризисные периоды. Как возникает эта проблема и как могут повести себя представители элит?

Лояльные исполнители и профессионалы:

Профессионалы — с точки зрения автократии очень ненадежны, особенно в кризис, ведь у них больше внутренней автономии и возможностей самореализации вне системы. (далее…)

Эксперт Алексей Макаркин: Перед уходом не дают таких сроков политическим противникам.

Мнение эксперта российского Центра политических технологий им. Игоря Бунина Алексея Макаркина.

1. Всякие утечки об общественном диалоге с участием оппозиции лишены оснований, — пишет Макаркин. — Александр Лукашенко исходит из того, что это враги, стремящиеся свергнуть его режим.

Разговор с конкретными персонами возможен на условиях Лукашенко и при обязательном покаянии –— понятно, что это никакой не диалог, так как покаявшийся оппозиционер перестает быть авторитетной фигурой для собственных сторонников и фактически переходит в лукашенковскую команду. (далее…)

Михаил Пастухов: процесс показывает, как сильно деградировала наша система правоохранительных органов и судов.

Доктор юридических наук, профессор Михаил Пастухов прокомментировал «Белорусскому партизану» приговор, вынесенный Минском областным судом Максиму Знаку и Марии Колесниковой.

Михаил Пастухов

— Таких обвинений беларусское правосудие не знало, быть может, с 50-ых годов. Тем более, что обвинения вызывают сомнения в своей реальности. По предъявленным статьям ответственность очень строгая, но оглашенные судом меры наказания напоминают какой-то сюрреализм. Это произошло, это мы наблюдаем, но в это не верится. (далее…)

Конституционный статус Всебелорусского народного собрания нужен Лукашенко для того, чтобы остаться у власти без прямых выборов.

Андрей Дмитриев считает «ВНС» даже в его сегодняшнем виде довольно «странным органом».

«Сейчас нам предлагают создать в этой институции что-то, куда будут избираться люди правильным способом (прим. — без возможности участия оппозиции) райисполкомами и облисполкомами, которые заранее поддерживают то, что будет сказано, без реальной критики», — заметил Дмитриев.

«Прописывать это в Конституции я вижу только с одной целью – если и правда Александр Лукашенко решил оставаться главой страны, но в дальнейшем избегать прямых выборов», — сказал он.

Дмитриев считает, что в итоге  — «может быть создан какой-то президиум, госсовет, политбюро – как вы его ни назовете, который де-факто будет выполнять между заседаниями ВНС реальные властные полномочия».

При этом, полагает политик, «это все равно приведет к двоевластию, особенно если и правда Лукашенко его возглавит».

Сам Дмитриев выступает за то, чтобы «не было никакого Всебелорусского собрания в Конституции». «Давайте лучше пропишем прямые выборы мэров, реальные полномочия органов самоуправления, реальные полномочия парламента», что приведет к реальным изменениям в стране”, — заметил он.

«Просто создание огромного, аморфного органа из «правильного» народа, который всегда голосует «за», не решает политических проблем, которые стоят сегодня перед Беларусью», — убежден он.

Павел Серов на «Салідарнасці» поделился своими наблюдениями о намерении Лукашенко провести референдум по изменению конституции.

20 августа на церемонии вручения государственных наград силовикам (безымянных героев спрятали от народа) Лукашенко вдруг решил высказаться об актуальности проведения референдума по изменению Конституции.

Сначала он высказал мысль, которую решил приписать не себе, а силовикам.

– «Хочу обратить ваше внимание на одно обстоятельство (это из вашей среды – милицейской, Вооруженных Сил) – некоторые наши военнослужащие (они так не говорят, но я скажу более жестко) не понимают: ну зачем президенту этот референдум, ну зачем эта Конституция (обновление Конституции), да не нужно это делать», – сказал Лукашенко (цитируется по его пресс-службе).

Но затем Лукашенко начал объяснять, почему референдум все-таки нужен

– «Ребята, нет! Мы не можем так поступить. Во-первых, мы пообещали. Во-вторых, вы же помните их лозунг: «Перамены, перамены, перамены». И мы сказали: да, нужны перемены», – отметил Лукашенко.

Самое забавное, что в этой же речи сторонников перемен правитель прямо назвал «врагами». Присутствовавшие в зале силовики должны были удивиться: выходит, Александр Лукашенко пошел на поводу у врагов.

Видимо, понимая, как неубедительно звучит его объяснение необходимости изменения Конституции, Лукашенко привел еще один аргумент. Прямо скажем, не менее странный для сторонников «стабильности».

– Мы не можем заморозить в стране ситуацию и обстановку, ибо повторятся брежневские времена. Молодые люди этого не помнят, но мы-то, старшие, хорошо помним этот период застоя. Поэтому нужно движение вперед, нужны эти перемены. И тогда мы сказали: да, нужны, но эти перемены должны быть законными. То есть если идти к переменам, надо начинать с Конституции, – заявил Лукашенко.

С чего вдруг Лукашенко начал убеждать силовиков в необходимости «перемен»? Нельзя исключать, что он уже знал, что беларусская тема будет обсуждаться в тот же день на переговорах Путина и Меркель.

По окончании пресс-конференции стало в который раз очевидно, кому же именно Лукашенко обещал изменение Конституции и почему, несмотря на все свое неудовольствие, вынужден держать свое слово.

— «Считаем, что противоречия внутри белорусского общества могут быть решены только в рамках конституционно-правового поля и исключительно самими белорусами без внешнего вмешательства, — заявил Путин.»

Вероятно, 20 августа Лукашенко высказываниями о необходимости изменения основного страны решил сыграть на опережение, чтобы принуждение со стороны России не выглядело так явно.

Но чего именно требует от Беларуси Кремль? Возможный ответ – в том же выступлении Лукашенко перед силовиками. Он так описал будущее политическое устройство и свое место в нем:

– «Конституцию надо делать нормальную. Без всякого двоевластия. Чтобы президент был президентом, главой государства, и так далее. Но Всебелорусское народное собрание надо сформировать таким образом, чтобы оно интересы всего общества представляло…»

– «Роль Всебелорусского народного собрания я вижу в том, чтобы наше поколение – Вольфовичей, Тертелей, Кубраковых даже, несмотря на его молодость, мы могли отойти и не мешать молодежи строить государство. Отойти на какие-то запасные позиции (военные меня поймут), чтобы видеть, что происходит в стране. И если кто-то дрогнет, мужики, мы с этих позиций должны подключиться.»

Михаил Пастухов \ Двоевластие с “кормчим” и послушным президентом: что сулит новая Конституция?

Зачем Лукашенко менять нынешнюю Конституцию, в которой у него гораздо больше полномочий по сравнению с новой, которую собираются скоро принять? Референдум, пафосные речи — для чего это всё?

— Речь, по-существу, идёт о транзите власти. Референдум нужен для того, чтобы, с одной стороны, упрочить действующую систему власти, оставить её в своей основе. С другой стороны, для того, чтобы проложить мостик, показать, как она [система власти. — Еврорадио] будет развиваться дальше, — рассказывает в эфире Еврорадио экс-судья Конституционного суда Михаил Пастухов. — Но учитывая то, что у власти действующий глава государства находится достаточно много, все уже понимают, что нужно провести ротацию.

(далее…)

По указанию Лукашенко из проекта «его конституции» убрали норму о стремлении страны к нейтралитету.

Что давало ее наличие в Основном законе и что теперь изменится?

Конституционная комиссия до 1 сентября представит на рассмотрение Александра Лукашенко доработанный проект нового Основного закона Беларуси. Но уже сейчас ясно, что в нем не будет нормы о стремлении страны к нейтралитету, закрепленной в действующей конституции.

«Нейтралитета нет фактически, — заявил Лукашенко на недавней встрече с журналистами, напомнив, что что Беларусь входит в ОДКБ и Евразийский экономический союз (ЕАЭС). — Поэтому тут два варианта: или мы определяем в конституции, что мы не нейтральны, либо вообще туда ничего не записываем». (далее…)

Лев Марголин: режимы от санкций капитулируют редко.

Западные санкции сами по себе не приведут к падению режима, но они означают массированное давление на беларусскую власть.

США, Канада, Великобритания, а также Швейцария ужесточили санкции против режима Лукашенко в годовщину начала политического кризиса, синхронизировав свое давление с четвертым пакетом санкций ЕС. 

Белорусские власти пытаются «отвечать», но выглядит это беспомощно, как в случае отзыва агремана на назначение Джули Фишер американским послом в Беларуси. (далее…)

СЕРГЕЙ МАРЦЕЛЕВ: Цена независимости.

Я сторонник государственного нейтралитета. Даже не буду ссылаться на набившую оскомину 18 статью Конституции, которая туманно говорит о «стремлении к нейтралитету».

Чего же мы достигли за годы независимости и что нам это будет стоить?

Сразу скажу, что  апокалиптические «политикал фикшн»  в виде прогнозов  оставил за бортом. Посмотрим документы.

Выйти из межгосударственного объединения, будь то военный или экономический союз нельзя «просто так и вдруг». Существуют нормы международного права, строки договора  и взаимные обязательства сторон.

Читая «договор о создании Союзного государства» (1998г.) можно констатировать, что, к счастью для нас большинство положений документа остались мертворожденными. Союзное государство по-прежнему не является субъектом международного права, отсутствуют прямые выборы двухпалатного «союзного парламента» (есть только межпарламентская ассамблея из депутатов национальных парламентов), нет гражданства СГ, Конституции, нет свободного рынка перемещения товаров, капитала и трудовых ресурсов.

Зато выход из этого  государства-симулякра только по решению всенародного референдума да еще не раньше, чем через 18 месяцев. Интересное дело, договор подписан всего только главами государств, а вот выход исключительно через референдум. Лукавили подписанты, ох лукавили.

Гораздо больших успехов государственные мужи достигли в реализации Договора о военном сотрудничестве между РБ и РФ (1998г.). Нет, не все так радужно. Общего оборонзаказа не достигли, но технику друг у друга латают, военные учения разнообразны и пугающе, некоторые образцы вооружений, такие как ПВО, БПЛА, авиацию покупаем в РФ. Создана региональная группировка войск Союза Беларуси и России в составе ВС РБ и 20 армии ЗГВ ВС РФ. Все это прописано в документе и добром десятке иных источников. Срок выхода из Договора формально составляет шесть месяцев, что на практике неосуществимо, учитывая количество общих проектов в стадии реализации.

Договор об ОДКБ (1992г.) был подписан руководством еще демократической независимой Беларуси. Коротко, он предполагал так же, как и 5 ст. Вашингтонского договора НАТО взаимную помощь в случае внешней агрессии и еще нескольких поводов. ОДКБ эволюционировал, были подписаны дополнительные аннексы о придании КСОР ОДКБ полицейских функций на территории других стран, что, не мудрствуя сводится к приглашению иностранных интервентов для решения внутриполитических проблем государств — подписантов. Клуб охраны диктаторов. Срок выхода из ОДКБ, предусмотренный договором также шесть месяцев. Естественно, с оговоркой о «урегулировании взаимных претензий».

Не буду об экономических и прочих союзах. Многословно выходит. Скажу только, что борьба за нейтралитет нам дорого станет. Не считая тех средств, за которые необходимо будет привести армию в боеспособное состояние, не оглядываясь на восточного «союзника». Беларусь перестанет под чужим зонтиком быть «потребителем безопасности». И тратить придется два с процентом ВВП на оборону ежегодно.

Кстати, не, забудьте — молодые люди будут служить в обязательном порядке. Денег на полностью профессиональную армию, а по сути наемников у нас нет и не будет.

На долгосрочную перспективу нейтралитет стоит этих лишений. Но нынешнее руководство страны — временщики, поэтому просто запомним эту статью из Конституции. Мы к нему стремимся.

Можно ли заставить беларусов снова полюбить Лукашенко?

Политический обозреватель Артем Шрайбман в программе «Ток» на «Нашай Ніве» среди прочего поделился мнением о том, как Александр Лукашенко воспринимает сложившуюся ситуацию, в том числе и утрату народной любви. И можно ли эту любовь белорусов вернуть.

Приведем эти фрагменты.

(далее…)

Как решаются конституционные вопросы при совещательной демократии.

Во всем мире только один из 12-ти человек живет в условиях полной демократии, в то время как более трети живет при авторитарном правлении.

Но даже в странах с устоявшейся демократией, существуют проблемы с доверием людей к демократическим структурам, правительствам и инициируемым ими процессам. Около половины людей в таких странах считают, что их правительство не ставит во главу угла проблемы таких людей, как они.

Это, в свою очередь, ведет к низкому уровню доверия к «политическому классу». Когда людей спрашивают, каким профессиям они доверяют, чтобы сказать им правду, то политики и правительственные министры занимают два из трех нижних мест. Только 15% и 16% людей соответственно, считают, что эти люди говорят им правду.

(далее…)

ЛЕВ МАРГОЛИН — ЭКСПЕРТИЗА. «ПРЕЗИДЕНТ – МУДРЫЙ АРБИТР ИЛИ ИСЧАДИЕ АДА?»

Президент и парламентская республика

Есть банальная логика: если в стране есть Президент – это президентская республика, если в стране нет Президента – это парламентская республика. Поэтому для многих удивительным будет узнать, что в Европе есть всего две страны, где нет Президента, вернее есть, но коллективный. Это Швейцария и Босния и Герцоговина, у каждой для этого свои убедительные причины. А в остальном мире таких стран вообще нет. Президент, монарх, генерал-губернатор даже верховный вождь, но глава государства есть везде.

А как же парламентские республики спросите вы? Все просто. Парламентская или президентская форма правления определяется тем, кто назначает правительство и перед кем оно подотчетно. Подчеркну – не предлагает, а именно назначает. Как правило, там, где Президент предлагает кандидатуру премьера, он все равно связан некими рамками, которые не дают ему злоупотреблять своим правом. Да и потом назначенный глава правительства потом никоим образом не зависит от Президента.

(далее…)

Ярослав Романчук: Конституционное шаляй-валяй или 10-ть характеристик официальной конституционной реформы Беларуси.

Официальная Конституционная комиссия подготовила проект Основного закона Беларуси. «Круглый стол демократических сил» предложил его обсудить. Дискуссия – дело, конечно, правильное и хорошее. Особенно если она инклюзивная, и в ней участвуют реальные дисижнмейкеры. Или хотя бы те, кто имеет какой-то вес среди них.

(далее…)

Лев Марголин: «Почему Конституция-94 не может стать основой для построения новой Беларуси.»

Споры о возврате к Конституции-94 то затухают, то разгораются вновь. На мой взгляд, этого делать не стоит. Единственным неоспоримым плюсом той Конституции для меня является статус беларуского языка, как единственного государственного. Проблем гораздо больше.

Первое — эта конституция готовилась и принималась Верховным Советом 12-го созыва, предназначалась для сохранения власти партийно-хозяйственной верхушки, возглавляемой в тот период Премьер-Министром В. Кебичем. Отсюда большое количество положений, которым нет места в современном Основном законе.

(далее…)

Валерий Карбалевич: Если этот проект конституции будет вынесен на референдум, то это значит, что Лукашенко действительно собирается уходить.

«Если опубликованная редакция — окончательная, я считаю, что следует пойти на референдум и проголосовать за этот проект», который после разгрома Радио «Свобода» вынужденно покинул Беларусь.

Валерий Карбалевич (https://svaboda.org/)

— Власти заранее подготовили это нападение, этот погром.

(далее…)

Валерий Жураковский. «Роль президента в Литве, Польше, Украине и проекте Конституции для новой Беларуси»

Беларусское общество получило тотальную психическую травму от того уровня насилия, которое стало в Беларуси повседневностью в последний год. На этом фоне очень трудно объективно рассматривать роль президента в проекте Конституции для новой Беларуси.

Почему общественная конституционная комиссия решила в принципе оставить институт президента, несмотря на весь негативный беларусский опыт?

(далее…)

Артём Шрайбман о «переходной» Конституции: Лукашенко некуда уходить, чтобы сохранить власть.

Опубликованный проект правок в Конституцию не пестрит сюрпризами: все это анонсировали члены Конституционной комиссии. Кроме того, это еще черновик. Администрация Лукашенко, да и он сам, могут убрать из текста какие-то детали или включить туда что-то новое.

Но если текст дойдет до референдума в таком виде, то можно сделать как минимум три вывода о том, при какой Конституции в стране произойдет транзит власти. Публикуем мнение политического аналитика Артема Шрайбмана.

(далее…)

Мнение: Референдума по Конституции может и не быть.

«Последние недели многократно увеличилась скрытность насчет изменений конституции. Первое заседание конституционной комиссии прошло 31 марта и последующие должны были проходить дважды в месяц, — пишет политолог, основатель исследовательского центра Eurasian States in Transition (EAST) Андрей Елисеев.

Про первые пять заседаний и их основные решения худо-бедно писали государственные СМИ. (далее…)