Лебедько: «Любая «движуха» для Лукашенко – это вызов и риски»

Куда и почему из политической повестки – как внутренней, так и внешней – пропала тема конституционной реформы.

С прошлого года о ней говорили много, но до дела не дошло. До сих пор даже не понятно, насколько обновленный проект Конституции, опубликованный на сайте «Круглого стола демократических сил», совпадает с официальными итогами работы комиссии под руководством Петра Миклашевича. На стол к правителю доработанный проект должен был попасть до 1 сентября – но и здесь ясности нет.

Политолог Валерий Карбалевич предположил, что как раз для обсуждения и оценки проекта новой Конституции Беларуси затевалась внеочередная встреча Владимира Путина и Александра Лукашенко – и без одобрения первого второй ничего делать не станет. Руководитель аналитического центра Belarus Security Blog Андрей Поротников убежден, что с референдумом или без него, но перемены в любом случае произойдут, и времени на принятие решения у белорусского правителя совсем немного.

А вот политик, один из авторов проекта «Народной Конституции» Анатолий Лебедько (слева на фото) считает, что Лукашенко вовсе не планирует ничего предпринимать и всеми силами будет оттягивать проведение референдума.

– Вы говорили о том, что «после произошедшего в Москве вероятность проведения референдума снизилась на 50%». Почему?

– Этому есть логическое объяснение: на самом деле Лукашенко не является инициатором идеи проведения конституционного референдума. И когда ему приходилось объяснять, к примеру, силовикам, зачем нужна конституционная реформа, это получалось у него крайне неудачно. Было очевидно, что он и сам не понимает, зачем нужна реформа, которую он озвучил.

На мой взгляд, эта идея с референдумом целиком и полностью принадлежит Кремлю, Путину. И когда у Лукашенко были большие проблемы год назад, когда он был политиком, который прихрамывает на две ноги, Путин предложил такое решение вопроса. Для него было актуальным, важным увести сотни тысяч людей с улиц – потому как то, что происходило в Беларуси, легко могло перекинуться на территорию РФ.

Нужна была некая «морковка» для протестующих, и под влиянием Путина Лукашенко вынужден был озвучивать идею о реформе публично.

Прошло время, и Лукашенко во время последующих встреч с Путиным пытался показать, что он взял ситуацию под полный контроль, а потому потребности в конституционной реформе (которая, по мнению Путина, должна была закончиться уходом Лукашенко из политики) вовсе нет.

Как мне кажется, во время встречи 9 сентября в Кремле он смог в этом убедить Путина и получил «добро» на правление на несколько лет. Поэтому я и говорю, что вероятность проведения референдума, который озвучил Лукашенко в феврале следующего года, снизилась ровно наполовину. Впрочем, время покажет.

– Обещание «проведем референдум не позже февраля» таки прозвучало – не загнал ли Лукашенко этим себя в ловушку?

– Нет, конечно. Лукашенко вообще мастер словесной эквилибристики, даже во время одного выступления он может озвучивать темы и свое прямо противоположное к ним отношение. Вначале он может что-то приветствовать, а в конце – отвергать либо опровергать. Лукашенко и слово, которое он озвучил, – параллельные прямые, они не пересекаются.

– То есть, февраль 2022-го легко может «сдвинуться» на февраль 2023-го и так далее?

– Абсолютно. Я, например, этого и ожидаю. Ведь что такое конституционный референдум? Это масштабная, общенациональная кампания, связанная с рисками и угрозами. Любая «движуха» для Лукашенко – это вызов и риски.

Сейчас он контролирует ситуацию на уровне «больше трех вместе не собираться», он видит и знает, как решить эту проблему. Конституционный референдум означает, что нужно будет поменять условия и расширить для людей некие пространства их возможностей, а для него это опасно.

Ровно потому он перенес и сроки проведения местной избирательной кампании – это общенациональное мероприятие, требующее дать большую свободу и возможности людям, чем сейчас им предоставляется. А это, как показал август прошлого года, для него риск и угроза. Думаю, что в целом Лукашенко в ближайшей перспективе не может позволить себе проводить нечто масштабное.

Нынешняя Конституция, говорит политик, писалась по «лукашенковским лекалам», не для людей, не для граждан, а исключительно для правителя:

– И что в итоге? Мы видим ситуацию, когда этот документ полностью выведен из правового обращения, он не функционирует. То же ожидает и другие виды документов и поправки, которые он, возможно, сделает – они так же не будут работать. В этом как раз есть особенность момента: Лукашенко может удерживать власть только силовым методом.

Поэтому, я считаю, проект Конституции новой Беларуси исключительно важен – мало поменять фамилии тех людей, кто конструировал эту систему на протяжении 27 лет, важно поменять саму систему.

Идеально провести референдум по проекту новой Конституции и выборы президента в один день – чтобы тот президент, которого избрали граждане, проснулся в новых координатах. Чтобы у него не было тех царских полномочий, не было соблазна опять превращаться в узурпатора, который «прихватизирует» все ветви власти. Это должна быть прививка от диктатуры, от авторитаризма.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x