ЛЕВ МАРГОЛИН — ЭКСПЕРТИЗА. «ПРЕЗИДЕНТ – МУДРЫЙ АРБИТР ИЛИ ИСЧАДИЕ АДА?»

Президент и парламентская республика

Есть банальная логика: если в стране есть Президент – это президентская республика, если в стране нет Президента – это парламентская республика. Поэтому для многих удивительным будет узнать, что в Европе есть всего две страны, где нет Президента, вернее есть, но коллективный. Это Швейцария и Босния и Герцоговина, у каждой для этого свои убедительные причины. А в остальном мире таких стран вообще нет. Президент, монарх, генерал-губернатор даже верховный вождь, но глава государства есть везде.

А как же парламентские республики спросите вы? Все просто. Парламентская или президентская форма правления определяется тем, кто назначает правительство и перед кем оно подотчетно. Подчеркну – не предлагает, а именно назначает. Как правило, там, где Президент предлагает кандидатуру премьера, он все равно связан некими рамками, которые не дают ему злоупотреблять своим правом. Да и потом назначенный глава правительства потом никоим образом не зависит от Президента.


В парламентской республике полномочия Президента могут быть усилены или ослаблены Конституцией. Более сильный Президент получает право вето на принятые парламентом законы. Для того, чтобы его преодолеть парламенту нужно, как правило, собрать две трети голосов, а это непросто. Он может получить право вносить законопроекты от своего имени, инициировать проведение референдума, назначать руководителей силовых ведомств. Президент с ослабленными полномочиями такими правами обычно не располагает.

Главные задачи президента

Есть, однако, две вещи, которые целесообразно оставить за Президентом. Это право при определенных условиях распускать парламент и право предлагать кандидатуру премьера. Поясню на примерах.

Если в парламенте образовалась «монобольшинство», как сейчас говорят в Украине, когда одна фракция имеет более половины голосов – тут все ясно. С Президентом или без его участия правительство возглавит лидер победившей партии. Чаще бывает, что единоличного большинства нет ни у кого, и приходится формировать коалицию. Предположим, что есть три фракции примерно равных по силе, и чтобы получить большинство нужно соединить усилия хотя бы двух.

Вот здесь Президент может оказаться очень полезным. Он проведет консультации с фракциями и предложит ту кандидатуру, которая имеет больше шансов получить поддержку. Если в парламенте такой кандидатуры не найдется, он может предложить беспартийного кандидата, который будет, как принято говорить, «техническим премьером». В любом случае последнее слово за парламентом.
Если же фракции входят в клинч и никак не могут договориться между собой по поводу правительства – это грозит длительным безвластием. Здесь именно Президент может назначить досрочные выборы. Кстати, сама угроза роспуска зачастую заставляет парламент быть более мудрым. Такая система позволяет в какой-то степени уменьшить вероятность премьерской чехарды, подобной той, что имела место в Италии в 90-х годах 20-го века или в нулевых годах уже века нынешнего в Японии.

Как сделать Президента безопасным

Нынешняя Беларусь – суперпрезидентская Республика. Чтобы привести нашу страну в более или менее нормальный вид нужно ограничить президентские полномочия двумя сроками, лишить его статуса главы исполнительной власти, бесконтрольного права назначать судей, инициировать референдум, назначать, опять же бесконтрольно, руководителей местных исполнительных органов, лишить права издавать декреты. Кстати, большинство из этих полномочий заложено в Конституции-94, отчего мы и считаем ее восстановление миной замедленного действия.

В проекте Конституции Новой Беларуси должность Президента еще более ослаблена. В частности, президентское «право вето» носит отлагательный характер, т.е. преодолеть его парламент может тем же количеством голосов, которым принимал тот или иной закон. Такое право нужно не для того, чтобы усложнить принятие закона, а для того, чтобы отсрочить на некоторое время, обратить внимание парламента на большой общественный резонанс.

Президент не может объявить чрезвычайное положение, это право переходит к Премьер-министру.

Предоставленное Президенту право представлять кандидатуры Генпрокурора, Председателя правления Нацбанка носят скорее церемониальный характер. Полномочия Прокуратуры в новом проекте значительно сокращены, кроме того, важно не то, кто предлагает кандидатуры, и даже не то, кто принимает решение о назначении, а статус того или иного органа, закрепленный в Конституции, возможность влияния на эти органы со стороны.
Президент в нашем проекте не только не может издавать Декреты, которые выше законов, он вообще лишен права законодательной инициативы. Он издает Указы, но только в узком пределе своих полномочий, причем большинство из них будут действительны только при наличии визы премьер-министра.

Проблема выбора

Остается еще один вопрос: как избирать Президента, всенародным голосованием или на заседании парламента? Строго говоря, это большого значения не имеет, можно и так, и так. Но есть некоторые соображения.

Беларуский парламент за последние четверть века растерял весь свой авторитет. Можно предположить, что избранный таким образом Президент не будет иметь большого уважения.

С другой стороны, есть опасение, что в результате определенного стечения обстоятельств, большинство в парламенте, правительство и Президент могут оказаться представителями одной политической силы, что может грозить возвратом диктатуры. В таком случае Президент, избранный парламентом, на сто процентов будет выходцем из правящей партии.

В случае прямых выборов в проекте Конституции содержится норма, что президентские и парламентские выборы будет разделять полгода, 180 дней, за которые эйфория, подобная украинской образца 2019 года может схлынуть, и избиратель на президентских выборах сможет сделать более осознанный выбор.

Кроме того, при таком распределении полномочий, руководитель партии, победившей на выборах, будет заинтересован скорее в должности главы правительства. Больше шансов, что на пост Президента будет баллотироваться человек, который не болен властью, который сможет стать моральным авторитетом, человек, который уже многого достиг в этой жизни, и которому не нужно самоутверждаться.

В случае избрания парламентом велики шансы, что лидер победившей партии станет премьером, а президентом – его заместитель. Напомню, что Франк-Вальтер Штайнмайер до избрания Президентом Германии был Министром иностранных дел. Скажу сразу: в наших условиях это чревато. Конечно, Германия – страна с давними демократическими традициями, а вот в Венгрии подобная конфигурация государственной власти привела к явлению, уже получившему свое название — Орбанизм, по фамилии венгерского премьера Виктора Орбана, который заявил, что хочет уйти от либеральной демократии, приводя в качестве примера успешных «нелиберальных» стран Россию, Турцию и Китай.

На такие размышления меня натолкнуло видео, опубликованное в субботу известным драматургом и сценаристом Андреем Курейчиком. Я ни в коей мере не претендую на истину в последней инстанции, выбор за народом. Но перед тем, как поддерживать те или иные взгляды нелишне разобраться в ситуации поподробнее, познакомиться с мировым опытом.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x