Лев Марголин. «МУКИ ТВОРЧЕСТВА»

Я бы не стал утверждать, что ожидал большего. Это я о Конституционной комиссии, той самой, о создании которой было объявлено 31 марта. 14 апреля состоялось ее второе заседание, и первым в повестке дня был вопрос об избирательной системе.

Не совсем понятно, почему. В действующей Конституции это третий раздел. Ранее — основы конституционного строя, права человека. Может решили начать с самого простого, а может, с правами человека у нас никаких проблем нет.

Тем не менее, мы с удовлетворением узнали о том, что трудовые коллективы как субъекты избирательного процесса себя изжили, что в нашей стране действует презумпция невиновности, и поэтому негоже лишать права голоса лиц, находящихся под стражей до приговора суда, что предлагается смягчить ограничения, накладываемы на недееспособных граждан.

Если это действительно предложения граждан, то, судя по всему, они внимательно читали проект Конституции, подготовленный Общественной конституционной комиссией, потому что там все это есть.  Ведь два раза в месяц наработки зачитываются статистам, так сказать, «почтенной публике». Не будете же вы утверждать, что толковые изменения, пусть даже их будет и не очень много, можно наработать заседая два раза в месяц по паре часов. Есть еще рабочая группа, которая заседает, наверное, каждый день. Вот она пусть детально ознакомится с нашими предложениями — узнают много полезного.

Обсуждалось еще одно мудреное предложение, правда, официальная пресса упомянула его как-то вскользь.  Предлагается ввести возрастной избирательный ценз: с 20 до 70 лет голосовать можно, а раньше или позже – нет. Сомнительное, прямо скажем, предложение. Пожалуй, единственный плюс этой новеллы в том, что, если проведение новых президентских выборов затянется, то А. Лукашенко не только не сможет баллотироваться в президенты, но и голосовать на избирательном участке.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x