Александр КЛАСКОВСКИЙ. Пляски вокруг Конституции. Схлестнется ли Лукашенко со вторым президентом?

По новой конституции у президента должны остаться сильные полномочия, заявил Александр Лукашенко на совещании 30 марта. «Потому что если мы “растворим” будущего президента (не меня это касается), имеются в виду полномочия прежде всего, стране не бывать. Она исчезнет», — подчеркнул Лукашенко.

Интересно, что в ноябре прошлого года, например, он рассуждал иначе. Мол, «такую серьезную жесткую конституцию, где от решения президента зависит всё», новому лидеру оставлять нельзя — еще наломает дров. Короче, акцент был на том, что через принятие новой конституции нужно ограничить полномочия президента, иначе «будет беда».

Теперь же прозвучало: «Где бы ни был Лукашенко, какой бы ни был здесь президент, он будет главой государства с сильными полномочиями».

При этом первый президент, правящий с 1994 года, продолжает темнить насчет своего будущего. Только ленивый комментатор не «обсосал» версию, что Лукашенко задумал-де возглавить  Всебелорусское народное собрание (недаром его статус хотят прописать в новом Основном законе), чтобы не избираться народом, но вместе с тем возвышаться над всеми ветвями власти.

Однако сам вождь политического режима на этот счет молчок. Точно так же держит интригу в России Владимир Путин. Это обычные игры правителей в странах, где нет четкой ротации власти.


Так а зачем нужна новая конституция?

Прошедшее 30 марта совещание было посвящено вопросам перераспределения полномочий между органами власти, но кому какие полномочия будут передавать, осталось неясным.

Чувствовалось лишь, что Лукашенко не особо охоч этими полномочиями делиться. Он обмолвился, как сообщает его пресс-служба, что «в последнее время появились отдельные личности, которые очень пекутся по поводу полномочий президента». Странно, неужели эти загадочные личности заставили всевластного правителя собрать совещание?

Также прозвучало: «До того как произвести изменения в конституции, мы перераспределим полномочия, чтобы не думали, что все сосредоточено в руках президента и он принимает все решения». Формулировка «чтобы не думали» тоже вызывает недоумение: так что, весь процесс затеян ради показухи?

Вдобавок Лукашенко задал подчиненным вопрос: «Готовы ли те, кто хочет дополнительных полномочий, к их реализации?». И напомнил, что уже как-то пробовал передать полномочия по распределению земельных ресурсов губернаторам. В итоге, мол, были примеры, когда самые плодородные земли отдавались под строительство складов.

«Поэтому я уже насмотрелся, у меня был опыт передачи этих полномочий вниз», — сказал Лукашенко. А еще привел пример России, где при Борисе Ельцине регионам дали много воли и потом Путину «в кучу собрать Россию многого стоило».

Все эти ремарки, согласитесь, не демонстрируют желания разбрасываться полномочиями в пользу других ветвей власти и регионов. И потом, если какое-никакое перераспределение этих полномочий хотят завершить до принятия новой конституции, то какой вообще смысл ее принимать?

«Для перераспределения полномочий, даже больших полномочий, конституцию менять не надо. Мы ее меняем по другим причинам», — заинтриговал Лукашенко, так и не объяснив, каковы же эти причины, а главное — что будет меняться.

Конституционная комиссия — для проформы?

В том плане, какой будет новая конституция, прошедшее 30 марта совещание ничего не прояснило, заявил в комментарии для Naviny.by эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск) Валерий Карбалевич. По его мнению, Лукашенко пока сам не определился со своим будущим, схемой транзита власти.

«Его заявления очень противоречивы», — подчеркивает аналитик. А то, что вопросы конституционных изменений обсуждаются на совещаниях у Лукашенко, лишний раз показывает, что созданная в марте конституционная комиссия — формальный орган, считает эксперт.

«Не там будет писаться конституция, она будет писаться под руководством Администрации президента, Лукашенко, а комиссии просто дадут готовый документ», — делает вывод собеседник Naviny.by.

Он также полагает, что Лукашенко, как можно судить по его рефренам на эту тему, не станет баллотироваться вновь на должность президента. «А вот какую должность он собирается себе обеспечить, собирается ли какую-то должность обеспечить, думаю, он до конца еще не определил», — сказал Карбалевич.

Сверхзадача — сохранить систему

Директор Института политических исследований «Политическая сфера» доктор политических наук Андрей Казакевич, в свою очередь, отметил в комментарии для Naviny.by: «Какого-то целостного представления о том, как провести политическую реформу, Лукашенко не имеет и никогда не имел».

По словам политолога, Лукашенко всегда стремился «создать максимально простую политическую систему: вот есть он, который всё контролирует через вертикаль — то есть там ни партий, ни общественных объединений, ничего». Он всегда играл на усиление своих полномочий, роль всяких представительных органов сворачивалась. Поэтому ему сложно представить систему с разными центрами силы, считает эксперт.

«И поэтому, — рассуждает он, — когда встал вопрос о реформе, Лукашенко фактически возвращается к той же модели». Тем более что возникший в прошлом году политический кризис, вероятно, породил у Лукашенко опасения: если ослабить полномочия президента, то следующий человек на этом посту просто не удержит ситуацию. Поэтому изменения конституции, скорее всего, будут косметическими, делает вывод Казакевич.

Таким образом, продолжил собеседник, Лукашенко хочет, чтобы осталась авторитарная власть, «чтобы никакого народа не было там, который голосует и голоса считает, и через это сохранить систему».

Между двумя центрами силы может заискрить

И вот здесь намечается интересная интрига. Смотрите: Лукашенко выступает за сохранение сильной президентской власти, подчеркивая: не для себя, а для следующего лидера. Но куда денется сам Лукашенко?

Трудно представить, что он согласится на роль банального пенсионера. В прошлогоднем интервью украинскому журналисту Дмитрию Гордону Лукашенко простодушно признался: «Ну хорошо, вот я не президент, а что делать с утра? Я даже этого не представляю».

И дело не в том, что заняться будет нечем. Просто первый президент слишком прикипел к власти, слишком деятелен, чтобы с олимпийским спокойствием наблюдать, как в стране вершатся важные (или даже неважные) дела. А самое главное — ему нужны гарантии безопасности для себя самого и семьи, гарантии, что система не посыплется.

Так что почти наверняка он захочет сохранить серьезное влияние на страну. Например, заняв, как предполагают многие, должность главы Всебелорусского собрания с особыми полномочиями, прописанными в новой конституции. Станет кем-то вроде белорусского аятоллы.

Но — внимание! — при этом появится новый президент с сильными, как подчеркивалось на совещании 30 марта, полномочиями. Не заискрит ли между этими двумя центрами силы, даже если Лукашенко подберет лояльнейшего преемника?

Карбалевич считает, что такая коллизия отнюдь не запрограммирована, и приводит в пример Россию времен дуумвирата (2008–2012 годы) — когда Путин ушел на должность премьера, а президентом был Дмитрий Медведев. Казакевич же прогнозирует неизбежный конфликт между Лукашенко, если он окажется в ипостаси этакого белорусского аятоллы, и вторым президентом с сильными полномочиями.

Проще всего было бы не изобретать авторитарный гибрид, но…

Во всяком случае, риск такого развития событий велик. Потому что у любого второго президента появятся свои интересы, ему придется так или иначе идти на реформы, поскольку страна, мягко говоря, в тупике, и т.д.

Лукашенко сейчас, видимо, напряженно решает, как быть. И баллотироваться еще раз — смертельный номер, и обыкновенным пенсионером становиться рискованно (разве что в Россию уезжать), и внедрять в систему явное архитектурное излишество в виде могущественного Всебелорусского собрания с собою во главе — тоже стремно: а ну как всё посыплется?

Конечно, проще всего было бы не изобретать авторитарный гибрид, а запустить нормальные демократические механизмы. Но это в мировоззрение первого президента никак не вписывается. Плюс, конечно, соображения личной безопасности.

В итоге народ остается в неведении, что ему предложат на референдуме. Но в любом случае очевидно, что лепить новый Основной закон де-факто будет сам Лукашенко.

(публикация NAVINY BY: Пляски вокруг конституции. Схлестнется ли Лукашенко со вторым президентом? | naviny.by

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x