Из выступления Дайниюса Жалимаса (Dainius Žalimas) на конференции «Конституция Новой Беларуси: реалии, вызовы и перспективы»


Из выступления Дайниюса Жалимаса (Dainius Žalimas) на конференции «Конституция Новой Беларуси: реалии, вызовы и перспективы», проходившей 15 марта 2021 года.

Справка: Дайнюс Жалимас, Председатель Конституционного суда Литвы, профессор международного права Университета Миколаса Рёмериса.

Конституция Республики Беларусь 1994 года жила всего несколько лет до того, как ее превратили в неузнаваемый фиктивный документ, адаптированный к авторитарному режиму. Конституционные механизмы должны были защищаться не  демократией, и не самой конституцией, а человеческим фактором (когда больше   влияет страх на послушание власти).

Поэтому неудивительно, что на вчерашней конференции «Конституция Новой Беларуси: реалии, вызовы и перспективы» кипели горячие дискуссии, особенно о предложенной форме управления государством и роли будущего президента. Власть президента была слишком высока для многих, они задавалась вопросом — стоит ли избирать президента на прямых выборах?

Конечно, упомянутые вопросы конституционного строя — это решение белорусов. Однако, глядя на новый проект белорусской конституции глазами внешнего эксперта, угрозы авторитаризма в нем не видно было.

Новая белорусская конституция превратит страну в приближенную к Литве парламентскую республику. Хотя президент и будет избран прямыми выборами, его полномочия будут ограничены внешней политикой и обороной, нижеследующим формированием судебного правительства.

Правда, сильное президентское право вето для парламентских законов: 3/5 депутатов должны преодолеть вето. Однако правительство будет сформировано и действовать на основе доверия парламента: президент должен дать парламенту кандидатуру премьер-министра, которая может рассчитывать на поддержку большинства парламента, а назначенный премьер-министр предоставит правительство состав и программа уже не президенту, а парламенту.

Высшую парламентскую палату следует упразднить, которая создана как президентский инструмент для контроля над парламентом. Кстати, название парламента не решено: предлагают Верховный совет и даже название Сойм.

Будущий конституционный суд должен напомнить литовскую модель (всего 15 судей). Порядок изменения конституции тоже похож на Литву: изменение важнейших норм зарезервировано на исключительный референдум.

Самая большая приятная новинка в правозащитном блоке — запрет смертной казни (напомню, Беларусь — единственное европейское государство, где вводится и применяется такое наказание).

Много внимания сейчас уделяется особо актуальным встречам и свободе самовыражения, праву голоса, территориальному самоуправлению.

В сегодняшних обновлениях предложили одобрить право «сопротивляться угнетению» (кстати, аналогичный закон утвержден в Конституции Литовской Республики).

Символизм белорусского государства выделяется из более интересных аспектов: «Рыцарь» (немного отличается от литовского) должен стать определенным новым символом государства, хотя два государственных языка (белорусы и русские) определяются особенно воспитанными белорусским языком с перспективой стать единственным государственным языком (кстати, президентская присяга должна быть только на белорусском). Возможно, именно так самая русифицированная страна могла бы вернуть свою национальную черту в долгосрочной перспективе.

Так что в целом проект новой белорусской конституции оценивается положительно.

Устранив некоторые незначительные недостатки этого проекта (например, из-за права вето, верховенства права, формул закона, некоторых основ конституционного строя, прокурорских функций), он может стать основанием для создания Европейской Беларуси.

Надеюсь, что белорусское гражданское общество сможет осуществить такую мечту.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x